Александр Невский
 

Глава 2. Территория

Пределы Большой Орды очерчивались в историографии нечасто, т.к. это государство, как уже говорилось, не являлось предметом специального изучения. По К.В. Базилевичу, его жители кочевали от Волги до Днепра, «в зависимости от состояния травяного покрова»1. По М.Г. Сафаргалиеву, Большая Орда занимала пространство от Волги до Днепра и от Северного Кавказа до верховьев Донца (в другой работе он сформулировал так: «до границ Русского государства»); до подчинения турками Молдавии большеордынцам принадлежали также земли к западу от Днепра2.

Д.М. Исхакову принадлежит наиболее подробное на сегодняшний день описание территориального расположения «Престольной державы»: между Волгой и Днепром и от Северного Кавказа «до границ Русского государства» (вслед за М.Г. Сафаргалиевым)3 и Казанского ханства с рубежом в районе рек Сура, Мокша, Цна, верховьев Дона; восточнее Днепра татары кочевали по рекам Самара, Овечья Вода, Кобылья Вода; на Северном Кавказе граница проходила «под черкасами» — в районе Пятигорья, по реке Куме; Большой Орде принадлежали земли по Дону (район Азова), Хопру и Медведице; восточная граница скорее всего располагалась восточнее Волги — может быть, по волжской протоке Бузан, но не исключено, что до продвижения ногаев к Волге Большая Орда контролировала на востоке более обширные территории4.

У Мацея Меховского так описана территория Заволжской Орды: «Земля хана и поволжских татар ограничена с востока Каспийским или Гирканским морем, с севера — степями, тянущимися на большое расстояние вширь и вдаль; с запада — реками Танаисом (Доном. — В.Т.) и Волгой; с юга — частью морем Эвксинским, или Понтом, частью высочайшими горами Иберии и Албании»5. В своем «Трактате о двух Сарматиях» польский хронист отразил реалии поздней Большой Орды. Если опираться на наши основные источники по этой теме — московские и литовские, то создается впечатление, будто все события, связанные с Большой Ордой во второй половине XV в., происходили к западу от Волги. Но предположение Д.М. Исхакова о восточных владениях Орды представляется весьма резонным. Не случайно в польско-литовских текстах этот юрт имел стойкое обозначение «Заволжская Орда», и оно, конечно, возникло не без оснований. Еще один польский средневековый автор, Мацей Стрыйковский, пишет, что набег на Украину (датируемый в других источниках 1469 г. — см. ниже) совершили «Tatarowie Zawolscy, ktyrzy za Wołgą rzeką mieszali» — заволжские татары, которые жили за рекой Волгой6.

В самом деле, иногда встречаются указания на заволжские владения. В 1480 г. в наказе московскому послу в Бахчисарай предписывалось уговаривать Менгли-Гирея напасть на Большую Орду, если ее хан Ахмед находится «на сей стороне Волги, а покочует под Русь»; «а будет Ахмат царь за Волгою, ино о том не говорити» Менгли-Гирею7. В таком же наказе 1486 г. пересказывались речи крымского посла в Москве о том, что хан просит Ивана III послать свою рать на ордынцев в случае, если «будут на сей стороне Волги Муртоза и Седехмат цари»8. То есть была вероятность пребывания этих «царей» — ханов-соправителей, преемников Ахмеда, и на волжском левобережье. На такую же вероятность указывалось в инструкции следующему послу из Москвы (1487 г.): «А пойдут Муртоза и Седехмат цари за Волгу, а на великого князя не пойдут...» и т. д.9

В 1509 г. Менгли-Гирей сообщал панам рады Великого княжества Литовского, что «зъдавна Тимир Кутлу ц(а)ревых детеи житлу за Волгою подле Яика»10. Через три года он же писал королю Сигизмунду I, опровергая претензии свергнутых «Ахматовичей» на причерноморские степи: «Шигахматовы отцы и дети за Волгою кочовывали, а в сих сторонах николи не бывали»11 — и это при том, что практически вся известная нам история Большой Орды разворачивалась как раз «в сих сторонах» от Волги.

О расположении ханской ставки на востоке ясно свидетельствует указание на место написания цитированного выше послания Махмуда турецкому султану 1466 г.: «Великая Орда была на берегу Азуглы Узен», что объясняется исследователями как реки Большой и Малый Узень в северной части Волго-Уральского междуречья, на территории современных Саратовской области РФ и Уральской области Казахстана12. И.В. Зайцев соотнес эту Великую Орду — Ordu-yü mu'azzam с городом Suburzam, изображенным в районе нижнего Яика на карте Фра Мауро 1459 г.13

Представляется, что какая-то часть истории или предыстории Большой Орды в самом деле пришлась на Заволжье. В сочинении бухарского хрониста XVII в. Махмуда б. Вали рассказывается, что после смерти могущественного узбекского государя Абу-л-Хайра14 трое сыновей хана (Кучук-)Мухаммеда — Ахмед, Махмуд и Мангышлак поделили между собой власть и территорию Джучиева улуса: Махмуд стал верховным правителем, Ахмеду достались Хорезм и «некоторые из областей» Дешт-и Кипчака; Мангышлак стал управлять Орду-Базаром, Хаджи-Тарханом и «всем побережьем Итиля» (Волги)15. Ниже мы еще вернемся к этому этапу «постордынского» передела владений. А пока укажем, что отмечаемое по источникам постоянное пребывание правителей и населения Большой Орды к западу от Волги не случайно. На правый волжский берег основная масса большеордынцев вынуждена была переместиться из-за конфликта с усилившимися племенами Мангытского юрта, располагавшегося в Яицко-Эмбинском междуречье, — будущими ногаями.

В одной из своих прежних работ мы разбирали ход этих событий. «Казанский летописец» описывает вытеснение мангытами ордынцев из Волго-Яицкого междуречья: на Орду с запада приходили крымцы, с севера московитяне, «а з другую сторону, созади, мангаты силныя стужаху, их же беша улусы качевныя на великой реке на Яике»16. Разрыв мангытов с Сараем пришелся на время княжения в Москве Василия II (1425—1462) и ханствования в Золотой Орде «Улуахмета» — Улуг-Мухаммеда (1425—1438), которому они «покорятися... не восхотеша». Наложение дат правлений двух государей дает период конца 1420-х — конца 1430-х гг. Видимо, тогда и начался многолетний конфликт17.

Однако, как мы увидим в дальнейшем, легитимность правления «Темир-Кутлуевых детей» на вынужденно оставленных ими территориях не оспаривалась и захватчиками-ногаями, что проявилось в их приглашениях большеордынского хана Шейх-Ахмеда, жившего в Литве, «на его царство Заволжское»18 — в степи за Волгой.

Не исключено, что некоторые улусы Большой Орды продолжали кочевать на «законных» восточных землях юрта. Вот как пишет об этом А. Контарини (1476): «Татары этой Орды располагаются на пространствах между двумя реками — Доном и Волгой. Но, как рассказывают, есть еще другие татары, они живут по ту сторону Волги и кочуют в сторону северо-востока и востока. Их очень много... и называются дикими татарами»19. С одной стороны, отмеченная венецианским дипломатом многочисленность «диких татар» позволяет идентифицировать их как ногаев; но с другой сведения о заволжских кочевниках, кажется, продолжают его рассказ о татарах Большой Орды.

Точками притяжения кочевых улусов служили города в этой местности, прежде всего реликты великой городской цивилизации Золотой Орды — Сарай, Хаджи-Тархан и Тана. В источниках отмечена концентрация номадов поблизости от них: «сказывают, что Орда под Астороханью на Мочаге»; «татары Болшие Орды... ту близ кочевали за един день от Сарая»20.

Основная масса ордынцев пасла стада и сеяла хлеб на степных просторах Предкавказья, Приазовья и Северного Причерноморья. Тот же Контарини ниже определенно пишет, что главный хан «правит в настоящее время татарами, которые живут в степях Черкесии и около Таны. Летом... они уходят к пределам России в поисках прохлады и травы»21. Для последних двух десятилетий XV в. в разных источниках отмечены передвижения Орды «межи Дону и Крыма», «межи Дону и Днепра»22, «на сей (здесь — восточной. — В.Т.) стороне Днепра», «на Орел и на Самару и на Овечью Воду», «к Орелю а к Самаре»23. В начале 1481 г. ногаи и сибирцы разгромили «Ахматову Орду» «меж Доном и Волгою, на Донцу на Малом близ Азова»24.

Политическая ситуация к концу XV в. складывалась таким образом, что стремительно слабеющая Орда старалась держаться подальше от наиболее опасных противников — ногаев, черкесов25 и крымцев. Недаром в польских документах начала следующего столетия появляются синонимы «заволжских татар» — Tatarzy Zadońsky и Transtanaitani26. Местность между Доном и Волгой (включая предкавказские степи) до поры до времени играла роль относительно безопасного убежища. Но в 1497 г. хан Шейх-Ахмед объявил о намерении «через Дон всею Ордою своею перейти», чтобы быть ближе к союзным литовцам27. Следовательно, «вся Орда» базировалась тогда на восточной стороне Дона, воспринимая его как некий пограничный рубеж.

Однако на территории между Доном и Днепром Орда оказывалась в опасной близости от еще одного своего злейшего врага — Крыма (в 1500 г. османский наместник Кафы отказал большеордынцам в разрешении переселиться за Днепр, т.к. там — «земли и воды волною человека царя Менли-Гирея»28). Окруженная со всех сторон непримиримыми противниками и малонадежными союзниками, «Престольная держава» в конце концов превратилась в группу улусов, кочующих по довольно небольшому пространству на берегах Дона.

Примечания

1. Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государства. С. 155.

2. Сафаргалиев М.Г. Разгром Большой Орды. С. 82; Он же. Распад Золотой Орды. С. 514.

3. Имеется указание на соприкосновение рубежей Московии и Большой Орды. В 1474 г. Н. Беклемишеву, снаряжавшемуся послом в Бахчисарай, было велено реагировать на возможное недовольство хана Менгли-Гирея русско-ордынскими дипломатическими контактами таким образом: «Осподаря моего (Ивана III. — В.Т.) отчина с ним (ханом Ахмедом. — В.Т.) на одном поле, а кочюет подле отчину осподаря моего ежелет; ино тому не мощно быть, чтобы межи их послом не ходите» (СИРИО. Т. 41. С. 4).

4. Исхаков Д.М. Тюрко-татарские государства XV—XVI вв. С. 42, 43.

5. Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях. С. 61.

6. Kronika polska, litewska, żmódzka i wszytiéj Rusi Macieja Stryjkowskiego. Warszawa, 1846. S. 271.

7. СИРИО. Т. 41. С. 19, 20.

8. Там же. С. 46.

9. Там же. С. 66.

10. Lietuvos Metrika. Knyga Nr 8 (1499—1514) / Parengé E. Baliulis, A. Firkovičus, D. Antanavičius. Vilnius, 1995. S. 60. «Темир-Кутлуевы царевы дети» — правители Большой Орды и позднее Астраханского ханства, потомки золотоордынского хана Тимур-Кутлуга (1391—1399).

11. РГАДА. Ф. 389. Оп. 1. Д. 7. Л. 188.

12. Rurat A.N. Topkapı Sarayı Müzesi Arşivindeki Altın Ordu, Kırım ve Türkistan Hanlarına ait Yarlık ve Bitikler. İstanbul, 1940. S. 170; Султанов Т.И. Письма золотоордынских ханов. С. 242.

13. Зайцев И.В. Астраханское ханство. С. 84.

14. В 1468 или 1469 г.

15. Алексеев А.К. Политическая история Тукай-Тимуридов. По материалам персидского исторического сочинения Бахр ал-асрар. СПб., 2006. С. 85.

16. ПСРЛ. Т. 19. С. 14.

17. Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. С. 99, 126, 127. Ранее я принял этих двух ханов за сыновей Кучук-Мухаммеда, которые вместе царствовали в Поволжье в середине XV в. Однако в начале 1430-х гг. Кучук-Мухаммед не мог иметь взрослых сыновей, ему тогда едва ли исполнилось 14—15 лет (в 1438 г. Барабаро определил его возраст в 22 года (Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. / Вступ. ст., подгот. текста, пер., комм. Е.Ч. Скржинской. Л., 1971. С. 142)). Некоторые исследователи справедливо сомневались в идентичности противников Абу-л-Хайра с сыновьями Кучук-Мухаммеда и предполагали, что это отпрыски Хаджи-Мухаммеда, занявшего ханский престол в Сибири около 1421 г. (Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды. С. 459; Ускенбай К.З. Арало-Каспий в первой трети XV века: упадок Ак-Орды и начало возвышения мангытов // Арало-Каспийский регион в истории и культуре Евразии. Актобе, 2006. Ч. 2. С. 23).

18. РГАДА. Ф. 389. Оп. 1. Д. 7. Л. 915 (916).

19. Барбаро и Контарини о России. С. 123.

20. СИРИО. Т. 41. С. 180; ПСРЛ. Т. 28. С. 128.

21. Барбаро и Контарини о России. С. 220.

22. Занятие большеордынцами пространства между Доном и Днепром произошло после распада Орды хана Саид-Ахмеда в 1450-х гг. (см. ниже).

23. СИРИО. Т. 41. С. 67, 88, 113, 140, 301; Lietuvos Metrika. Knyga Nr 4. P. 90. Цитируется по публикации 4-й книги записей Литовской метрики 2004 г. В тексте документа, изданном П.А. Мухановым, последняя цитируемая фраза неправильно прочитана: «ко реке ко Самаре» (Сборник Муханова. М., 1856. С. 24).

24. Летописец, содержащий в себе российскую историю от 6360 до 7106 года. М., 1819. С. 188; ПСРЛ. Т. 37. С. 95.

25. Черкесами в нашей работе мы будем называть восточных адыгов (предков кабардинцев).

26. Materiały do dzejów dyplomacji polskiej z lat 1486—1516 (Kodeks Zagrzebski). Opracował J. Garbacik. Wrocław; Warszawa; Kraków, 1966. См. Index.

27. Lietuvos Metrika. Knyga Nr 6 (1494—1506)/Parengé A. Baliulis. Vilnius, 2007. P. 84.

28. СИРИО. Т. 41. С. 321.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика